Опубликовано 16.12.2018 13:02

Самым отвратительным в неудачных попытках перевода исполнительной власти на режим работы по принципам Открытого правительства, инициированных лично премьером, оказался их финал. Открытое правительство просто и молча похоронили, как бомжа или никому неизвестную персону. Ни хорошего, ни плохого, никакого слова напоследок. Молчаливый финал капитально дискредитировал не столько практику плохого воплощения, сколько отважил от идей публичности и открытости всю исполнительную власть.

Как теперь поведут себя министры, руководители служб и агентств — гадать не нужно. Хотя постановлений правительства, обязывающих ведомства действовать открыто и прозрачно, никто не отменял, но разделы сайтов под названием «Открытое министерство (служба, ведомство)» просто наполняться перестали.

А, начиналось всё пафосно. Заздравные речи длились целый год. Потом, через год, как это у нас заведено, посыпались отчеты о том, как западная сказка про Открытое правительство стала отечественной былью. Премьер даже изрёк: Открытое правительство стало повседневностью.

И вот — финиш. В последнем предновогоднем интервью пяти каналам премьер увлеченно говорил о том и о другом, и о третьем, даже о сериале «Домашний арест», но о том, почему Открытое правительство прекратило свое существование — ни слова. Как бы и не было. А, ведь именно оно, Открытое правительство, и было заявленным противоядием для сюжетов, ставших жизненной сценарной основой «Домашнего ареста», и антикоррупционной вакциной.

Видимо, предвидя такой финал, экспертный совет Открытого правительства открыто, откровенно и предельно обнаженно в своем итоговом публичном докладе проанализировал то, что называлось открытым управлением и предложил правительству Российской Федерации осуществить пятнадцать шагов, нацеленных на перспективу до 2024 года.

Каждый из них не равноценен друг другу. Заявленное значение не подкреплено содержательным набором содержательных действий. Многое не додумано. Спешили. Например, невозможно повысить гражданскую ответственность и обеспечить развитие гражданского общества (Четвертый шаг) только через включение в программу школьного образования курсов по обучению детей основам гражданского общества и социальной ответственности. Это наивно. Многознание уму не научает.

Седьмой шаг ведёт к концепции ГОСWEB. Что это такое? Предлагается реализовать Концепцию единой цифровой среды государственных интернет-ресурсов на базе модели «одного окна», включающую единый стандарт взаимодействия граждан и бизнеса с государством, поиска информации, получения сервисов или услуг в модели «одного окна» на базе портала gov.ru. Все государственные интернет-ресурсы между собой должны приобрести навигационную связанность, единое визуально-графическое оформление пользовательских интерфейсов всех государственных сайтов, единую политику информационно — сервисного наполнения, сбора, хранения и предоставления информации и данных.

Третий, Пятый, Восьмой и Девятый шаги, к сожалению, тупиковые, потому что ведут по тропинке с граблями кверху зубьями — к разработке очередных стратегий, которых уже пруд пруди. К сотням имеющихся предлагается прибавить: единую коммуникационную политику органов власти, национальную стратегию открытости власти, национальный и отраслевые планы открытости.

Второй шаг — про понятность текстов нормативно-правового регулирования. Актуальность того, чтобы повсеместно использовался стандарт понятного изложения пояснительных записок и иных разъясняющих документов по проектам нормативных правовых и общественно-значимых нормативных актов, не вызывает сомнений. Однако субъективность самого понятия «понятность» может напрочь сгубить идею.

Шестой шаг, как и десятый, возможно, тоже очень полезный: заменить федеральный закон №8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» федеральным законом об обеспечении свободного доступа к информации, предусматривающий, что любая государственная информация по умолчанию открыта и должна в проактивном порядке раскрываться органами власти, либо может быть запрошена гражданином у органа власти, за исключением той, которая попадает под закрытый перечень или которая относится к охраняемой. Десятый шаг — о стандарте подготовки и публичного представления ежегодного отчета (доклада) о результатах работы органа государственной власти с размещением отчетов на сайтах правительства (для федеральных органов исполнительной власти), администраций субъектов Российской Федерации, а также в ГАС «Управление». Надо ли стандартизировать презентацию такого рода отчета или лучше добиваться того, чтобы отчеты ведомств соответствовали планам и содержали конкретные показатели?

По мере реализации концепции ГОСWEB придёт время и для Тринадцатого-Четырнадцатого шагов — о раскрытии всех нормативных правовых и нормативных актов регионального и муниципального уровня и перевода взаимодействия с муниципальными органами в онлайн-форматы.

Первый, Одиннадцатый, Двенадцатый и Пятнадцатый шаги требуют широкого и глубокого обсуждения. Они — глобальны:

— о внедрении электронного ID гражданина и юридического лица;

— о расшифровке социальных расходов (об объеме расходов на социальные услуги, которые ежегодно тратятся на данного гражданина (здравоохранение, образование, дороги, благоустройство и пр.) и разбивке налога на доходы физических лиц (НДФЛ) на составляющие, финансирование которых осуществляется за счет налогов каждого гражданина;

— о необходимости подготовки ежегодной публичной декларации целей и задач каждым губернатором и главой муниципалитета, а также регулярного (не реже, чем на полугодовой основе) публичного отчета о ходе ее выполнения, предусмотрев стандарт декларации, форматы ее подготовки, презентации и отчета;

— о передаче парламенту администрирования таких общественных институтов, как институт петиций (российская общественная инициатива) и общественное обсуждение проектов НПА (regulation.gov.ru).

К заявленным шагам следовало бы добавить и те, которые уже осуществляются и требуют продолжения. Например, Минфин правильно хвалят, и сам он считает достижением, что реализуется проект «Бюджет для граждан» (представление бюджетов всех уровней бюджетной системы в понятной для граждан форме). С 2016 года субъекты Российской Федерации тоже демонстрируют в упрощенной форме свои законы о бюджетах.

Надо продолжать разъяснять — не гражданам, а вначале хотя бы депутатам и сенаторам, что сегодня из себя представляет, например, бюджетная классификация. За последние годы её кодификация менялась неоднократно и в конце концов приобрела сложнейшую буквенно-цифровую комбинацию. При этом, к примеру, бюджетная классификация расходов имеет функциональную, ведомственную и экономическую структуры. Функциональная структура или функциональная классификация имеет четырехуровневую структуру: разделы и подразделы, целевые статьи и виды расходов и так далее, и тому подобное. И везде цифры, цифры, цифры… Не разобравшись во всём этом, не разберёшься в федеральном бюджете: будешь вынужден делать умное лицо, повторять за теми, кто что-то понимает, что бюджет сбалансирован, имеет социальную направленность, является бюджетом развития и т.д., и т.п.

Надо опубликовать новейшую историю изменений бюджетного законодательства, чтобы понять историческую логику бюджетных перемен. Либо убедиться в сиюминутном произволе бюджетных правотворцев. И то, и другое будет полезно для всех, кто интересуется государственным устройством, и как оно работает.

Возможно, увидим, что ходим по кругу, по спирали или взад-вперед. Потому что с 2000 года, когда был утвержден Бюджетный кодекс, принято 150 федеральных законов, вносящих множественные изменения в этот кодифицирующий акт. Что это дало стране в сравнении с тем, что было в 2000 году, восемнадцать лет назад?

Продуктивным ли оказался перевод всей бюджетной системы на трехлетний цикл планирования, если утвержденные бюджетные проектировки на один год дважды переутверждаются в течение первого же года трехлетнего бюджета?

Точно: нужно развивать агрегатор открытых данных о юридических лицах и предпринимателях «ЗАЧЕСТНЫЙБИЗНЕС», аудитория у которого — свыше 2 млн пользователей в месяц, проверяющих контрагентов по 37 критериям риска.

Правильно, что установлены законодательные требования к перечням минимально необходимой информации, подлежащей раскрытию на официальных сайтах органов исполнительной власти в сети Интернет. Но зачастую раскрываются данные, не представляющие ценность. Действительно ценные данные продолжают распространяться, но на платной основе.

Качество своей работы по внедрению механизмов открытости органы власти определяются методом самообследования. Им, органам власти, это строго рекомендовали. И что? Степень достоверности самообследования не превышает 50% — так считают в экспертном совете Открытого правительства. Значит, надо отказываться от такого способа самооценки. Поменять метод самообследования на внешний контроль, но не отказываться от концепции.

Цель данной публикации — бросать начатое при всей явно неудачной практике никак нельзя. Вакуума всё равно не будет: пока не удовлетворен гражданский запрос на прозрачное, качественное и эффективное государственное управление, на открытый и своевременный обмен информацией и мнениями граждан и их объединений с такими же гражданами, но облеченными управленческими полномочиями, альтернативные и небезопасные для государства и общества информационные источники будут умножаться и расширяться.

Завершая свое предновогоднее интервью пяти каналам, Д. Медведев поведал о своих главных впечатлениях в уходящем году. Это, как он сказал, общение с людьми. «Мы люди, и самое главное — это общение с людьми».

Интересно, с кем общался премьер перед тем, как открыть Открытое правительство и перед тем, как его «захоронить»? И с кем он общался, готовясь к своему интервью пяти каналам?

С теми, кто потом ему же и задавал вопросы?

"Мой Головинский"

"Мой Головинский"

Информационный интернет-портал "Мой Головинский"

Все новости автора