Опубликовано 28.02.2020 16:07
 31

В этой статье я хочу затронуть проблему устройства на работу в нашем государстве людей с разными возможностями. Для более полного понимания ситуации хочу начать несколько издалека, для сравнения возможностей для работы тогда (в советский период) и сейчас. Перед тем, как описать последний год моего обучения в современном учебном центре по новой профессии и сделать выводы, мне хочется провести сначала некое обобщение и сравнение, поэтому прошу извинить за некие автобиографические подробности, тесно связанные с нынешней моей жизнью и моей жизнью до 90 -х годов.

Мне 50 лет. Когда я был молодой, я не понимал, что происходит в стране, но уже испорченный либеральной пропагандой и наблюдением над вышедшими из-под контроля государства и права номенклатурными партийными деятелями, попал на очень современный по тем временам завод «МРТЗ». Приходя на работу, начитавшись журналов «Огонек» и насмотревшись передач типа «Взгляд», пытался оспорить общепринятое мнение о справедливости в нашей стране. Ведь сказать по правде, уже и тогда, в школах, во всяком случае, нужно было усреднение почти всех под один образец и подгонка под определенный тип человека, уже мало похожего на советского человека 50- 60-х годов, но по другому принципу, чем уравниловка и подгонка под современные образцы западной «культуры и науки» сейчас.

О достоинствах старых школ раннего послевоенного периода мне много раз рассказывала моя мама, где диалекты и особенности деревенских детей, переехавших по разным причинам в города, не вызывали брезгливости преподавателей и желания сравнять их с городскими детьми по восприятию (в худшем понимании этого термина). Из-за моего замкнутого и упрямого характера к 90-м годам мне пришлось уволиться с завода. Но вспоминаю, как все-же прекрасно было все устроено. От завода получил тогда направление в вечернюю школу, а если я тогда захотел пойти в институт, то везде было распределение от всех дневных институтов, во всяком случае, на практику и на работу. Но тогда не хотел учиться, попав под влияние анархических настроений того времени, да и воспитание в неполной семье не способствовало правильному выбору «жизненного пути».

Спохватился я в 2000-х и почти одновременно получил два высших образования. Но уже не в государственных, а имеющим только государственную аккредитацию институтах, где не было ни практики, ни распределения на работу после обучения в них. А при устройстве на работу после этих институтов требовался стаж везде не меньше трех лет. Но при моем характере замкнутого и сомневающегося в себе интроверта – интеллигента, я так и не решился работать и заявлять о себе в этих специфических профессиях. Надо понимать к тому же большую ущербность самого процесса обучения от преподавателей, работающих очень часто во многих институтах одновременно по нескольким предметам (а ведь возможность упустить что-то важное в преподавании в этом случае увеличивается в разы).

Совместительство в преподавании объясняется необходимостью дополнительного заработка к основному в современном нашем государстве. А оторванность обучения в этих институтах от будущих профессий - бич нашего времени. Да и, к сожалению, большей части студентов нужна была только корочка диплома, поскольку они работали уже по похожему профилю, но это не мой случай - мне лично устроиться было невозможно из-за отсутствия стажа работы, личных качеств и возраста, но я на что-то надеялся. Напрасно я надеялся, время ученых из глубинки, «нестандартных», но нужных для открытия новых горизонтов в науке, кино и других областях общественной деятельности, пришедших в свою профессию уже в почтенном возрасте актеров режиссеров и представителей других творческих профессий, кануло в лету.

Настало время жесткой конкуренции (выживают изначально хорошо устроенные с хорошими связями и наглые), уравниловки по принципу - кто уже устроен и может заплатить больше, будет устроен лучше и он получит дополнительные возможности образовываться. А кто не устроен, тот не сможет устроиться и в дальнейшем по профилю выбранной специальности, несмотря на все личные усилия, затраченные в процессе обучения, и несмотря ни на какие обещания учебного заведения. А на выходе получается - никаких полезных для развития общества специалистов, но зато выходят оттуда похожие как родные братья работники, копирующие только англосаксонские образцы во всех своих делах и готовые взяться за любую «грязную работу» в худшем значении этого слова.

Выбрав новую профессию, я долго выбирал учебное заведение в 2000-х годах и, занимаясь работой не по своим специальностям, я очень обрадовался объявлению учебного заведения, предлагавшему разнообразную практику в процессе обучения, преподавателей, работавших по своему профилю в кинопроизводстве, серьезный годичный график обучения студентов всех возрастов и категорий. Речь идет об Учебном центре дополнительного образования в сфере кино и телевидения.

Я сразу хочу разграничить организационную часть учебного процесса и преподавание там. Преподавали там на самом высоком уровне. Все преподаватели работают по профилю и прекрасно знают свои профессии.

Теперь о негативных факторах обучения, отражающих состояние нашего общества. Чтобы поддерживать техническое обеспечение учебного процесса на должном уровне, должен работать технический отдел при учебном заведении. Когда я в свое время учился на журналиста, технический отдел из-за разделения самого института на два учебных заведения и сокращения бюджета был закрыт. И мне, как будущему журналисту, можно так выразиться - перекрыли кислород, лишив возможности получать должные навыки в редакции и типографии. Но там, куда я пошел учиться в последний раз, этот вопрос решался содержанием на спонсорские деньги со стороны продюсеров. В свое время этот учебный центр был организован Никитой Михалковым как альтернативное учебное заведение для современных кинематографистов в пику другим, где делали все только по западным лекалам, а этот учебный центр подготавливал бы специалистов для национального кинематографа. Но, по каким-то причинам, Никита Сергеевич не стал больше «опекать» данное учебное заведение и учебно-организационная часть, связанная с практикой во время учебного процесса, отдалась на волю «стихии» людей не очень-то чутких и отзывчивых, мягко говоря, к нуждам различных категорий обучающихся.

Не хочу упоминать имени продюсера, занимавшегося практическим техническим обеспечением: не его вина, а беда нашей всей системы образования, что зачастую только на таких, как он, держится техническое обеспечение учебного процесса. Он сам говорил: «Чтобы должным образом прокормить свою семью, он и ночью «бомбилой» подрабатывает время от времени и занимается другими проектами, которые могут принести прибыль.» От чего зависит прибыль учебного заведение такого рода как Учебный центр – от количества обучающихся там. Для этого был сделан маркетинговый трюк, распространенный в наше время, возможно придуманный другим каким-нибудь продюсером. На сайте Учебного центра (UHD) в наборах по разным специальностям (в моем случае и операторов) был объявлен лимит на группу обучающихся в определенное время в 12 человек. Фактически директор может набирать любое количество по количеству желающих обучаться в вечернее время. При мне стали приходить на занятия операторскому мастерству где-то 25 человек. А на такую специфическую профессию как ведущий на ТВ берутся обучать совершенно не приспособленных для этого людей. Главное, чтобы они платили каждый месяц исправно. Но о них речь пойдет позже. И кое-кого из неудавшихся на эту профессию я помещаю на фото здесь в этом материале, полюбуйтесь – цвет нашей современной тележурналистики.

Значит, если учебный процесс был рассчитан на 12 групп по количеству операторов, он должен растянуться теперь на приблизительно 25 групп. А где взять такое количество учебных репортажей и техники на такое большое количество взятых на обучение операторскому мастерству? Ведь чтобы организовать репортажи «на выездах», надо организовать командировки, договариваться с соответствующими организациями и конкретными людьми для проведения репортажей. Чтобы избежать этого, продюсер основной упор в практике делает на техническое обеспечение в самом учебном заведении, где все под рукой, и практика не зависит от договоренностей с людьми, не относящимся к данному учебному заведению, и может проводиться поэтому чаще – хоть каждый день. Такая практика носит название «имитация прямого эфира на телевидении». И она устраивалась довольно таки регулярно, раз в месяц точно.

Но проблема в том, что устроиться сейчас на телевидение, тем более федеральное, на работу после имитации практики, как это было в Учебном центре, невозможно. А практическая часть обучения, нужная конкретно мне, называющаяся «учебный репортаж», была явно недостаточной.

Учебный процесс начался в октябре. И в октябре кто-то уже снимал учебный репортаж, но не я. К началу ноября была сформирована моя съемочная группа (продюсер или его помощник, звукорежиссер, монтажник, ведущий и оператор.) По звонку «продюсера» я выехал на первое учебное задание и что я увидел на месте предполагаемых съемок? Одного нервного парня (ему на следующий год в армию), который был выбран продюсером на роль ведущего. Я звоню «продюсеру», спрашиваю - почему его нет и нет остальных участников съемочной группы тоже на месте. На что она мне отвечает, что мы только одна из групп на ее попечении в ее «учебном процессе», ни с кем она не смогла договориться, кроме этого «ведущего», о съемке в этот день, и если я хочу, то могу отменить съемку, хотя она договорилась с музеем, где мы должны были снимать. А я уже взял оборудование в институте под расписку, и следующий выезд перенесся бы еще на месяц. При этом в этом же месяце прошли просмотры первых репортажей других «избранных» групп. Конечно, «очень интересно» было смотреть на работу полноценно собранных съемочных групп, ведь явно кто-то был в них заинтересован, но не только я был не у дел, но другие тоже. Но им было все равно - им нужна была только корочка, ведь они молодые, и возможностей потом попрактиковаться полно будет в будущем. Операторы там были все как на подбор: один работал в ПиАр - отделе «Газпрома», второй представитель третьего поколения актеров, у кого-то брат на ТВ и т.д. Ведущие там были боевые, умеющие говорить и держаться перед камерой парни и девушки, не то, что мой неуверенный ни в чем «мальчик», впадающий в истерику и т.д.

Забегая вперед, скажу, что последующие два раза мне опять его назначали на съемки и, с горем пополам, мы сняли под зачет к новому году репортаж. Я тешил себя мыслью ,что все-таки учебный процесс довольно длинный - в общем это не институт в принятом понимании, но все-таки целый год обучения. И в дальнейшем я рассчитывал на лучшую организацию процесса и работу с «нормальным» ведущим. Но этого не произошло. Вишенкой на торте в постановке этого спектакля обучения на практике служила «исполнительный продюсер» а точнее обучающиеся как все по профессии продюсеров М. Все мои просьбы отнестись с пониманием к важному для меня обучению репортажной деятельности были ею проигнорированы. После новогоднего зачета по репортажам всех групп продолжилась студийная практика, но приостановилась для меня по ее вине репортажная совсем.

Если бы не предложение заменить в двух случаях заболевшего оператора с другой репортажной группы после нового года, я бы остался без такого рода практики вообще. Кстати за одну из таких работ я получил наградной диплом в рамке на конкурсе «патриот России» как оператор данной съемочной группы.

Объясняла мне такое положение дел М. большим количеством еще вообще не снимавших операторов, а я вроде бы уже хоть один раз снял и хватит и должен ждать очереди, а не следующего месяца, как некоторые «избранные». Но одновременно продолжались так называемые обсуждения продюсеров этого учебного центра с обязательным присутствием всех обучающихся операторов, репортажей одних и тех же операторов , о которых я упоминал. Почему именно М. – этой методистке, в течение всего года была дана власть с практическим замещением всех функций генерального директора по организации практики учебного процесса, можно только догадываться.

Я склоняюсь к двум версиям: 1. на ТВ уже готово было для нее место и не хватало только диплома по профилю или 2.-она была родственницей главного мецената учебного центра на данный момент. Я допускаю, что имело место и то и другое. По факту - в январе 2019 г. половина группы обучающихся на операторов ушла вообще из института. А М. продолжала твердить, что много тех, кто еще не снимал репортажи, а я уже снимал. В марте у меня кончилось терпение и я попросил ее в категоричной форме дать мне поработать, наконец, хотя бы в марте. На что услышал обращение ко мне матом. Потом я понял, что это была провокация с ее стороны. Представьте - восемнадцатилетняя студентка кроет матом меня, 49 летнего мужика по телефону - ну и я сказал в ответ таким же образом примерно. Но этот ответ видимо был записан на диктофон. Я был исключен из общего чата института и до конца так называемого обучения не получил больше репортажных заданий.

Летом снимались дипломные работы на репортажах теми же операторами, что были задействованы почти с самого начала прошлого года и их работы обсуждались с самого начала, ну и завидовал я им тогда: ведь им опять дали новые интересные задания с хорошо организованными группами снимать рабочие будни Шуховской телебашни и «Останкино». Мне предложили выставить на диплом «патриотичную репортажную работу» с апреля, но я решил ставку делать на индивидуальную работу. В отличие от операторов, пользовавшихся съемочной техникой из института и помощью своих съемочных групп, мне со своим оборудованием пришлось одному сделать три интервью с музыкантами и показать процесс репетиций и концерт с группой , в которой я играю.

Я умудрялся и играть в группе, и снимать про нее, и монтировать, и ездить за город снимать репетиции группы, чтобы набрать материала на 12 минут фильма. Таскал в рюкзаке штатив, электронный стабилизатор, две камеры и т. д. - и все на своем горбу туда и сюда. В результате, получил красный диплом (на отлично) по основной специальности и обострение грыжи позвоночника в придачу, из–за чего я и не мог встать от боли почти до нового года, то есть 2020 года. Через две недели после окончания обучения боль в спине была настолько невыносимой, что по ночам, чтобы немного поспать, я целую неделю вызывал скорую помощь и мне кололи по несколько обезболивающих уколов. Справедливости ради стоит сказать, что эта грыжа и раньше давала о себе знать, но такой затяжной боли не было ни раз, когда я не мог ходить и вставать вообще.

Так что это события 2019 года актуальны безусловно и сейчас. Таких, как я, условно, первой редкой категории - в Учебном центре было мало – человека три. Я не знаю, зачем им это обучение было нужно, но видимо по своим каким-то личным мотивам. Не исключаю и такой мотив, как ностальгию по старому кино. С этими тремя я очень подружился – два звукорежиссера и монтажник, у них были такие же примерно претензии к практике - односторонность.

Вторая категория обучавшихся – молодежь, получившая только корочки, но не настоящую практику, которая им и не нужна была. Но была и третья категория - финансируемая родителями и оставшаяся по своей воле обучаться повторно - на второй год. Благо есть еще год до армии, да и вся жизнь впереди - не то, что у меня и на второй год они надеются попрактиковаться как им надо. Было там на обучении двое ведущих, которые повергали меня вообще в шок - одна (с западной Украины) не могла двух слов сказать грамотно, а второй - явно молодой наркоман, но они платили исправно, и их якобы учили.

Закончилось все печально для молодого человека - где-то в марте он снял видео про институт и выложил в YouTube, и его тогда с треском выгнали после полугодичного добросовестного пополнения им бюджета этого учебного заведения. А девушке дали возможность ни шатко, ни валко дотянуть до конца учебного года, но не завидую я ей, деньги-то за обучение она заплатила за весь год, но вряд ли устроится в дальнейшем на работу с таким «бэкграундом».

Хотя она сама мне говорила, что ее сын в Москве работает уже давно оператором на ТВ, так что все возможно. Но по старой обкатанной только в нашей стране схеме – у кого уже что-то есть, прибавится, а у кого нет, как у меня - лишних денег, ни других возможностей, чтобы идти, например, на второй год обучения, как молодежь третьего типа, не прибавится точно нигде.

Интересно было бы узнать, а есть ли центры переобучения, где ситуация близка к идеальной или везде обучение проходит примерно так же, как и в моём случае? Напишите, пожалуйста в комментариях!

Социальное 

Владислав Ивашин.

Владислав Ивашин.

Автор портала. Мой Головинский

Все новости автора

0 Нина 27.03.2020 01:35

Очень интересно это было почитать.

Другие новости по теме:

Оригинальный жанр музыкально-поэтической гостиной

22.05.2017

   Поэтический образ — это всегда трансляция смысла. Так писал знаменитый испанский поэт и драматург Федерико Гарсиа Лорк.    Мне, как автору статьи, хотелось бы  из цитаты Гарсия Лорка сделать новую ...

Сбор средств SMS-сообщениями не решит проблем здравоохранения

29.05.2019

Несколько лет назад какому-то находчивому, креативщику пришла в голову гениальная идея организовать массовый сбор милостыни в невиданных ранее масштабах. Традиционно процесс организован так: ...

История Головинского района. Герои: забытые и незабываемые.

15.12.2019

В конце двадцатых годов появляется первая публикация стихотворения Владимира Владимировича Маяковского «Кем быть?» Оно начиналось со строк: Павел Рычагов родился в деревне Нижние ...
^ Наверх